1. Костя + Лиля =


    Дата: 20.09.2017, Категории: Романтика Фантастика Автор: Человекус, источник: SexyTales

    Ну... Вы ведь понимаете. Кто ее... забрал от меня?— Эээ, милок! — Наталь Семенна покачала головой. — Придуриваешься опять? Сам вить понимаешь, какого уровня тут воля замешана, коль Он смог удалить ее из твоего Интерфейса со всеми драйверами, файлами и прочим мусором. Таких субъектов вам, тараканам двуногим, знатьне положено. Интерфейс зависнет. Не твоего ума это дело-то.— Ну, а все-таки? Должен же я знать своего врага?— Пизде тримандоблядской ты хуй ебаный должен, блядь! Отъебитесь, Константин Иваныч! Отъебитесь! — заорала вдруг Наталь Семенна, расплываясь радужным пятном. Лицо ее перекособочилось и проросло очками-оглоблями, продолжая орать: — Отъебитесь, Константин Иваныч!..***—... Очнитесь, Константин Иваныч! Очнитесь!Оглобли материализовались и зависли над ним.— А? Что?..— Очнитесь... Фффух. Кажется, жив, — выдохнул Коля, поправляя очки.Вокруг зашумели.— Виа Алегриа, 217, Буэнос-Айрес, Аргентина, с восьми до восьми, — сказал Зотов, глядя в никуда. Потом привстал, как робот, на койке и нащупал на столе ручку и бумагу, заранее приготовленные.— Что? Что он говорит? Что он пишет? — гудели сзади. — На себе... героически... во имя науки...— Ви-а А-ле-г-ри-а, — приговаривал профессор, записывая заклинание, которое испарялось из памяти быстро, как дым. — Ар-ген-тина... Да? Добрый вечер, коллеги... — 2 —Виа Алегриа оказалась обшарпанным проулком на задворках города. Такси, как видно, было здесь чем-то вроде НЛО, и на Зотова, вылезающего из машины, сбежалась глазеть вся  улица.Косясь на полуголых брюнеток (они казались ожившей массовкой мыльной оперы), он вошел в №217. И тут же, прямо в дверях, натолкнулся на смуглое плечо в розовых кружевах.— Sorry, — сказал он. — I need to find a same girl...(... Ччерт! Надо было не «girl», а «woman»...)— Гёлл? — переспросило плечо. Оно было голым и бархатным, как на фотошопных картинках. — Оу, си, си! Гёлл!Зотов попятился.Он не знал испанского, девушка не знала английского. Она была совсем молоденькой, лет восемнадцать (или хрен их знает, латинок, когда они созревают), и бархатно-кружевной, как с рекламы. «Фотошоп», — снова подумал Зотов, ерзая под взглядом масляных глаз.— Гёлл! Энтрар! Энтрар! Гёлл! — смеялась девушка и тащила его, ухватив за руку, наверх.— No, no, thanks... ты не так поняла... — бормотал Зотов, переходя на русский от беспомощности.Кружевные бедра латинки кричали громче ее голоса. Все эти пятнадцать лет у Зотова не было секса. Он не мог, не имел права...— Но... но... — бормотал он, растворяясь в масляных глазах, как в сиропе. Латинка видела, как действует на него, и улыбалась ему до ушей. Она была ребенком, вселенным в тело женщины, только-только созревшее. Именно это сводило его с ума в Лиле...Он не понял, как очутился в номере, как его раздели, уложили и легли под него. Он весь состоял из каменного стояка, который надо было окунуть в сироп бархатного тела — и тогда будет жизнь и счастье, а иначе смерть...Это было то самое, отчаянное, без тормозов, когда разум выключается, выпуская на волю тело и ...
«1...345...13»