1. Победители и побежденные. Часть 6


    Дата: 10.02.2020, Категории: По принуждению Эротика, Автор: Игорь Залетный, источник: Limona

    Часть 6. - "Что случилось?" , спросил Егор. Сема перевел и немка в ответ что-то затараторила а потом расплакалась. Сема перевел: "Она говорит, что он ее избил и изнасиловал". Егор подошел к Забиякину. "Тебе, что, сволочь, приказ командира - не указ?!!! Я как сказал себя вести?!!! Ты что, приказ товарища Сталина не знаешь о недопущении насилия над мирными немецкими гражданами! Я тебя - под трибунал! Встать!!!" Вовка вскочил с лавки и тут же получил от командира кулаком в зубы. Таким ударом можно и убить, а Егор, рассвирепев, еще добавил пару пинков сапогами. Анна с ужасом смотрела, как русский офицер избивает своего солдата. Ей ни чуточки не было его жалко, но какие они все-таки звери! Вовка вскочил и заорал: "Да она ж не пьет совсем, сколько не пытался!!!". Егор повторно ударом уложил его на землю: "Не умеешь - не берись!" Повернувшись к Гертруде, спросил: "А есть тут у Вас крепкая серьезная женщина, которая могла бы приструнить этого наглеца?". Сема с трудом перевел. Гертруда усмехнулась: "Я Определю его к Бригитте Айзель". Егор, глядя на Сему, сказал: "Переведи, что он больше эту девушку не обидит, что будет наказан, и я извиняюсь перед ней за поведение солдата". "Считай себя под домашним арестом" - это Вовке. "Сема - проводи его с моей хозяйкой - доложишь, где поселили. А ты, зараза, на глаза мне не показывайся сегодня, а то прибью!" - это Вовке. Обойдя все другие дворы и убедившись, что там все спокойно, Егор пошел проверить посты. Глава 9. Вовка весь день просидел в маленькой комнатке, куда его определили, изредка грызя горбушку хлеба, которая у него осталась, запивая из кувшина водой, что принесла ему немка. К ночи его разобрала злость: "Да баба, она и есть - баба! Вставлю ей, только-так!" Вовка вскочил с постели, разделся, и тихим неслышным шагом вошел в комнату к немке. Прыгнул на кровать и ринулся на нее. Резкий удар кулаком в нос остановил его. В глазах засверкали звезды. Второй удар кулаком по уху сбросил его с кровати на пол. Пока русский очухался, Бригитта зажгла маленькую настольную керосиновую лампу. Он был так жалок, сидящий нагишом на полу и потирающий ухо, что Бригитта не выдержала этого зрелища и рассмеялась. Нет ничего страшнее для мужчины, чем презрительный женский смех. Вовка зло оскалился: "Чего ржешь?". Бригитта еще громче рассмеялась, потом похлопала по кровати рядом с собой, позволяя ему пересесть с пола. Вовка встал с холодного пола и присел на краешек кровати. Изподлобъя зыркнул на женщину. Он был такой уморительный, как нахохлившийся воробушек. Бригитта взлохматила его вихор и провела рукой по волосам. Он глянул на нее и вдруг от этой нежданной ласки слезы показались у него на глазах. Она придвинулась к нему, вглядываясь в эти слезы. И, чисто материнским движением прижала его голову к груди и стала что-то ласковое шептать, что шептала бы своему так и не рожденному сыну. От этой ласки Вовка завыл, заревел белугой, выплескивая все одиночество своего детдомовского детства, весь ужас прошедших в одиночку боев. А Бригитта ...
«123»