1. Жуткий хам!


    Дата: 11.06.2019, Категории: Гомосексуалы Автор: al vern, источник: Стульчик

    носом ощутил его арбузы, пахнущие "Шипром"! То, что у него под пузом, тычет прямо мне в рот! Через халат, конечно. У меня встает еще сильнее! Я тогда не выдержал: - Извините, не могли бы вы на мгновение прерваться? Мне нужно. Он тут же перестал брить и отступил от кресла. Держит руки на отлете, как хирург Пирогов: в одной руке опасная бритва, в другой помазок. Я под пеньюаром высвободил, наконец, из плена свой сдавленный член, и он, мой любимчик, распрямился и вздохнул. - Продолжайте, пожалуйста. И вижу в зеркале - он смотрит на мой пеньюар. Я тоже быстро взглянул: господи, простыня топорщится! Член-то выпростался из плена - и взбил пеньюар! Я в ужасе. Рукой под пеньюаром надавил на член и прижал к яичкам сверху. - Можно продолжать? - спрашивает. - Да. Добрил. Протер лысину салфеткой. Отступил на шаг - как художник Перов от своей картины "Портрет Достоевского". Я тоже критично обозрел себя в зеркале: хорошо, если не считать разводов от красителей. Красители, конечно, стали делать изумительно, по французской лицензии, но они, как ни берегись, обязательно покрасят кожу головы. Молчим. Я не поднимаюсь. - Голову мыть будем? - спрашивает. А сам смотрит на мою разноцветную голову с болью. С его стороны, считаю, хамство задавать такой вопрос: что же, он сам не видит, что с такой головой ни один человек не может выйти на улицу? Но я дипломатично спрашиваю: - У вас есть чем? Должны же быть антитела: Наши красители изготовлены по французской лицензии. Это круто. - Для вас найдутся.  Интересно, чем он может растворить французские красители? Серной кислотой, что ли? Опять начинается хождение справа, слева, ящички: Я уж не знаю, куда девать мои локти - он их все время задевает своими слоновьими бедрами, отчего мой впечатлительный член никак не успокоится! Хамство беспримерное. В отдельном тазике все приготовлено - смешаны какие-то лосьоны и взбита розовая пена. Парикмахер наклоняет мою голову к раковине - и пошел ее мылить! Здоровенные сардельки мягко массируют подушечками мою побритую голову - я изнемогаю: сейчас, боюсь, спущу! Наконец, смыл душем пену и набросил махровую салфетку, тщательно протер. Я снова обозрел себя в зеркале: вот так хорошо. Голова вернула свой естественный цвет, разводов нет. - А краска больше не выступит? - спрашиваю на всякий случай. - Никогда, - отвечает. - Хорошо. Спасибо. Сколько я вам должен? Дальше начинается пантомима. Своим носом картошкой он мне в зеркало делает знак пройти с ним за занавеску. И уходит. Я сам с себя снимаю пеньюар, стряхиваю волосинки, хотя это его обязанность, и доверчиво иду за занавеску, наивно думая, что там у него кассовый аппарат. Какой там! Вхожу - в комнатушке темно. Пригляделся - он стоит, приготовился: расстегнул халат, ширинку. Из недр его штанов на меня смотрит член. Членище! С такими яищами, каких я никогда в своей жизни не видел. Член - коричневый, как шоколад. Здоровенный, как пожарный шланг. А он своей лапищей залупает головку и жестом просит взять в ротик. Я в ужасе отступаю, и даже ударился ...